В защиту драмаквин

Я склонен драматизировать. То есть раздувать рядовые жизненные неудачи до размера бесповоротных трагедий, которые навсегда изменят мою жизнь, причём не в лучшую сторону. Например, когда я год назад повредил спину, я попрощался со штангой, залом, спортом, нормальным весом, возможностью передвигаться… Моя дальнейшая жизнь представлялась мне печальным шаркающим хождением от дивана до кухни и обратно. Мои запросы в гугле в эти дни: “как жить после перелома позвоночника”, “группы инвалидности”, “сиделка для лежачих больных”. В тот день я попрощался с нормальной жизнью, лежал в одиночестве и натурально плакал от боли. Через пару дней драматизм спал, через пару недель я на лайте вернулся в зал, через пару месяцев спина перестала беспокоить. А драмы-то было…

И я не один такой. Это свойство личности в тех или иных проявлениях я замечал у некоторых своих знакомых. Буквально недавно жена моего друга назвала его драмаквин, а она-то его хорошо знает. На этом вроде как и строится брак?.. Короче, мы, драматики — это вполне себе социальная группа. И социальная группа, которая постоянно подвергается дискриминации. Это как картавые. Любой шутник, который не в состоянии как-то остроумно тебя поддеть, обязательно передразнит твоё произношение “р” и похохочет. Мне ли не знать. К счастью, у большинства картавых годам к пятнадцати формируется толстая кожа от таких шуток.

Так вот, не отвлекаясь на свои комплексы, про драмаквин. Всё это обычно вызывает скепсис, насмешки и вечное “ты постоянно драматизируешь”. К этому тоже привыкаешь и вроде всё ок. Но воспринимая драматизм как нечто негативное, обычно упускается из виду, что это только лишь одна сторона медали. И вторая её сторона очень помогает жить.

Другая сторона драматизации — это романтизация жизни. Эти же люди, которые из проблемы создадут драму, они же из бытового случая сотворят приключение, историю, событие. Мы в небольшом успехе можем увидеть прорыв, который мотивирует работать дальше. Мы видим иллюзорную сетку связанности всего и вся в этом мире. Мы романтизируем жизнь — и часто это помогает.

Был у меня период, когда я почти каждый день выходил в кофейне за стойку к 7:30. Плюсом к этому надо было вести организационные дела, плюс театр, плюс ещё всякое. И находясь в состоянии жуткого невывоза, в ситуации, когда никто тебя не контролирует, прийти на работу вовремя мне позволяла только романтика. Я представлял всю эту типичную историю из рекламных текстов про кофейни: я, бариста, тот человек, который даёт энергию тем людям, что приходят рано утром, я их отправная точка в этом дне, я даю им силы прожить хотя бы до обеда — и я не могу их подвести. Раскрутив в себе состояние городского героя, ощутив всю важность своей миссии, я разлеплял как минимум один глаз и упрямо шёл готовить кофе.

Или театр. Чтобы играть в театре вообще надо быть романтиком. За сценой театра спрятан большой мир, где грязь, неустроенность, бедность. А уж чтобы играть в студии, где ты бесплатно, на чистом энтузиазме, делаешь работу актёра, монтировщика, бутафора, администратора, осветителя и уборщицы — надо настолько сромантизировать это дело, что даже не встаёт вопрос, стоит ли это делать. Обычно этот вопрос мне раз в пару месяцев задают друзья: “ты ещё играешь в театре?” подразумевая “ты ещё тратишь время на это?”. В театре мы верим, что создаём такие вещи, которые способны вызвать эмоциональное потрясение у зрителя, способны вырвать его из обыденности и перевзглянуть на свою жизнь. Мы романтизируем актёрский труд. У нас в студии все драматики/романтики, остальные не задерживаются. На том и стоим.

Безусловно, вдолгую достигают большего успеха те, кто не драматизирует жизнь. Кто со слоновьим спокойствием принимает успехи и неудачи, не раскручивает себя попусту и уверенно делает своё дело. А тому, кто качается на эмоциональных качелях, сложнее держать устойчивый курс. Но если мерить наполненность жизни эмоциями, что ты ощутил, то может этот способ жизни не самый плохой. Впрочем, важно не это...

Я хотел сказать, что в следующий раз, когда захотите усмехнуться над драмаквин, вспомните, что этот же человек — романтиккинг. И вот в тот момент, когда речь моя неожиданно стала касаться вопросов бигендерности, я предпочитаю заткнуться. Во избежание.

Больше драмы, друзья. Больше романтики!

.

Поделиться
Отправить
Популярное