Мои тбилисские выходные

Одним вечером я увидел пост во fly2trip: «Екатеринбург-Тбилисси, туда-обратно, 10500 рублей, даты в начале июня». Через полчаса у меня на руках были эти билеты. И, честно говоря, если бы вместо Тбилиси было написано Сочи, Калининград, Санкт-Петербург или какой-нибудь Улан-Батор, я бы всё равно улетел — мне нужен был выход.

Самолёт вылетал в 6:30, я приехал на последнем автобусе из Челябинска и затусил в аэропорту. За спиной рюкзак весом чуть меньше трёх килограмм: трусы, носки, зубная щётка и зачем-то расчёска, которой я и дома-то не пользуюсь. Но в Тбилиси я ожидал чего-то особенного, вот и сам решил быть отличным от обычного — расчёсанным. Грузия началась ещё в Екатеринбурге с типично грузинской семьи: грузный мужчина с большим носом, молодой парень, будто немного придавленный присутствием своих родителей и, самое интересное, необъятная чёрноволосая с проседью женщина, в чёрных одеяниях, с густыми бровями, орлиным взглядом и мягкими, но властными движениями.

По прилёту я сразу принял торжественно-восторженный вид, спасаясь от неловкости, неуверенности и даже небольшого страха нового места. Если ты выглядишь как идиот, то мир будет к тебе снисходителен. Обменяв 20 из 200 привезённых долларов на лари по грабительскому аэропортному курсу, я двинул к автобусу. И мой план сработал сразу. Я вошёл в автобус, сел на свободное место и начал крутить головой, всем своим видом показывая, что, во-первых, я хочу заплатить, а во-вторых, вокруг всё так интересно, так интересно. Что-то читал про карточки metromoney и возможность заплатить монетами, но заприметил кондуктора, она увидела меня, и я подумал, что сейчас она со мной разберётся. Автобус тронулся, я с ещё большим усилием начал мотать головой, делая вид, что эти пустынные поля по дороге в город невероятно увлекательны. Кондуктор внимательно проверяла всех входящих, чтобы они прикладывали карты, а меня игнорировала. Турист, убогий, поди с долларами одними, что с него взять... Я же так и доехал до нужного места, сжимая в кулаке необходимые 50 тетри (это половина лари, 1 лари стоит примерно 24 рубля). Забегая вперёд скажу, что и на обратном пути мне не удалось заплатить, но уже при других обстоятельствах. Так что в итоге я задолжал тбилискому автобусному парку 1 лари. Надеюсь, он это переживёт.

Я скачал заранее приложение maps.me с картой Тбилиси, вкупе с GPS они позволяли абсолютно уверенно ориентироваться на местности. А это сразу понадобилось: от остановки пришлось попетлять по узким улочкам (чёрт, какой штамп — «узкие улочки»...) в поисках голубого балкона с фотографии жилья на airbnb. Его я нашёл и тут произошло странное. Я вошёл во дворик и меня встретила точно такая же грузинская женщина, как в аэропорте: большая, в чёрном, чёрно-седые волосы, брови... Не стал бы спорить, если бы мне сказали, что это она и есть. Тётушка Джульетта, так она представилась, проводила меня в мою комнату, сразу спросив «Вы, наверное, хотите вай-фай?». Я бы предпочёл хачапури, но из вежливости отказываться не стал.

Когда я рассказывал про поездку своему другу, то про жильё сказал примерно так: «Снял на эйрбиэнби за 1000 в сутки жильё, ну комнату со своим туалетом и душем... как это называется?..». Друг воскликнул: «Квартира, Илья! Это называется квартира!». Он живёт в студии в Парковом и это задело его за живое. Короче, моя комната (прости, друг!) оказалась вполне милой, чистой и приятной, поэтому я сразу же бросил рюкзак и ушёл гулять.

Ну, думаю, нападай на меня грузинская кухня. Рви меня хачапури, терзайте меня хинкали, добивайте чахохбили! Голод толкал меня от одной двери к другой, но все они были закрыты. Уже после я выяснил, что шёл по самой туристической улице Старого Тбилиси, и на ранних путешественников она не рассчитана. Холодный хачапури из какого-то отдела с выпечкой скрасил моё утро и я пошёл удовлетворять другой голод — на впечатления.
Нарезал круг по ближайшим достопримечательностям и как прилежный турист отправился на фуникулёре в парк Мтацминда. Это что-то вроде парка развлечений, только на вершине горы над городом. На вершине высокой горы. Я подчёркиваю это, чтобы перейти к следующему: в парке работает колесо обозрения. Это насколько эпично, настолько и забавно. С любой из нескольких обзорных площадок парка открывается величественный вид на город и тут же вам предлагают подняться ещё на сколько-то десятков метров, чтобы... увидеть почти то же самое. Глупость абсолютнейшая и бессмыслица. Я, конечно, прокатился.

После парка я попал в лучшее место города, дорога к которому была не менее прекрасна. Вдоль старой части по подножью горы, где стоит Мать-Грузия, идёт заасфальтированная тропа, прячущаяся под деревьями и резкими склонами. Я вышел на неё случайно. Ты идёшь в приятной тени ветвей, слева раскинулся город, ты будто отделён от него, будто бы идёшь вдоль большого жаркого аквариума, а сам в другом, прохладном и тёмном мире... Перескочив через площадку с монументом, я спустился в Ботанический сад к водопаду. Именно он — лучшее место Тбилиси. Над водопадом пешеходный мост, под ним небольшое микроозеро, с глубиной максимум метра полтора и каменная покатая площадка, на которой я и присел. Вода над тобой срывается с 15-20 метров, шумит в непрекращающемся падении и превращается в маленькую речку, уходящую в каньон. Это было воскресенье, мне повезло там оказаться одному. Я не большой фанат природы, но в этом месте немного растворился. Мне на минуту показалось, что да, здесь я обрету покой и умиротворение. Пришла семья с ребёнком и всё закончилось. Я вернулся сюда в последний свой день, здесь было человек 50, куча подростков барахтались в воде под водопадом, кричали, смеялись и я не нашёл того места, где я был.

На улицах я много смотрел на людей. И первым моим неприятным впечатлением было то, что в Грузии некрасивые девушки. Почему-то я расстроился, ведь я читал у Довлатова про баррикады пушистых ресниц... Может я сперва ходил не по тем улицам, или смотрел не с той стороны, но позже я стал встречать и красивых. Причём до того, как выпил вина. И поразительно отсутствие полутонов в грузинской красоте, только мощные и резкие мазки были у создателя это народа. На удивление (зная о кухне) много статных, высоких и стройных девушек. С лицом, правда, не всегда получается.

От мужчин мой внутренний ксенофоб ждал агрессии. Ну Кавказ там, всё такое... Короче, Тбилиси вам не Сочи, здесь нет всего этого возбуждённого южного. Спокойно, мирно, беззлобно. Хотя, вероятно, для одинокой девушки всё совсем не так, внимание она получит сродни южнороссийскому. Грузины говорят, что ни одна незамужняя девушка не уезжает из Грузии без жениха... Что ж, наверное так, я не знаю.

Дальше были дни, более-менее похожие, состоявшие из хождений по улицам, паркам, площадям и закоулкам, из местной еды, в которую я не влюбился, из вина, не в таких количествах, как положено, из ягод с уличных прилавков и множества бездомных псов, больших, упитанных, будто потерянных и тщётно пытающихся найти себя в Тбилиси. С этими мирными псами я чувствовал душевное единение, ведь я такой же как они.

В понедельник вечером по наводке зашёл в бар 41°. Хороший, почти пустой бар. Здесь я, наверное, больше всего узнал про Тбилиси. От барменов: русский экспат и грузинская девушка Тати, смешно говорящая на русском. Парень рассказывал про свой Тбилиси, девушка про свой. Не хочу пересказывать, пересказ обычно ужасно скучен, что не добавит динамики в моё нудное повествование. После пятого коктейля Тати показалась мне очень красивой и я поспешил уйти. По дороге домой я пробовал на зуб свою губу, не чувствовал её и тем самым убеждался в степени своего опьянения. Утром, к счастью, не было похмелья.

Мне сложно что-то внятное сказать об этом городе. Я был словно в стороне от него, чужой и непонятливый наблюдатель. Чтобы город понять, нужно там пожить, я же ничего не уяснил. Почувствовал только, что я хотел бы здесь пожить. Может, ещё придётся.

В переполненном автобусе по дороге в аэропорт я тщетно пытался впихнуть свои монеты в автомат. Он принял две двадцатки и не ел третью. Парень-кондуктор, всю дорогу раскладывающий пасьянс на телефоне, нажал кнопку, отдал вывалившиеся монеты и что-то мне сказал на грузинском, тут же потеряв ко мне интерес. Я понял только «50 тетри». И я снова ехал без билета, сжимая в кулаке монеты, испытывая странное чувство приятного непонимания к этому парню, к этим людям в автобусе, к этому городу...

Потом зашли трое ребят и заговорили на русском. Что-то про новую станцию метро, автобусы, дороги. Один из них сказал что-то типа «да была бы у меня машина, я бы не вылазил в это дерьмо». Я обернулся, посмотрел на его русское лицо и вернулся в Челябинск на несколько часов раньше. В Челябинск, с его машинами, дорогами, машинами...

В аэропорту у прилавка со сладостями я понял, что не съел ни одной чурчхелы. И мне страшно захотелось не улетать из Грузии, не попробовав её. Стойка ломилась от этих сладких палок разного цвета, размера, состава. Пересчитал мелочь в кармане — мне не хватало 40 тетри. Осмотрел все карманы, в которых не оказалось ни лари, ни рубля, ни доллара. Сел на лавку напротив и почувствовал себя ребёнком, которому не купили сладкого, только плакать и закатывать истерики некому — я сам себе взрослый. Я встал и ушёл без чурчхелы, оставив на месте стопку бесполезных монет. Подарок кому-то, кто придёт в Тбилиси после меня. Знаменитая русская щедрость.

Поделиться
Отправить
Популярное